ОСОБЕННОСТИ ОБРАЩЕНИЯ ВЗЫСКАНИЯ НА ЭЛЕКТРИЧЕСКУЮ ЭНЕРГИЮ

Рассмотрение спора по существу, как правило, заканчивается вынесением судебного решения, которое впоследствии может быть принудительно исполнено. Рассматривая вопрос исполнения судебных актов, представляется правильным отметить, что особенности исполнения определяются особенностями судебного акта, а точнее его резолютивной части. Именно в данной части решения суд может указать на особенности исполнения судебного решения.
Так, учитывая особенности электроэнергии как объекта правоотношений, суд должен сформулировать решение таким образом, чтобы было четко и понятно, кто, какие конкретные действия и в чью пользу должен произвести. Такое указание является руководством к действию для судебного пристава-исполнителя, для выбора им необходимых мер принудительного исполнения. Хотелось бы упомянуть о применимости некоторых мер принудительного исполнения к спорам, возникающим в сфере электроэнергетики.
Исполнение судебных решений является определяющим фактором эффективности механизма государственного разрешения споров. Именно такая позиция была отражена в Постановлении Европейского суда по правам человека от 7 мая 2002 г. по делу "Бурдов против России". Европейский суд со ссылкой на свои многочисленные прецеденты подчеркнул, что неисполнение судебного решения означает незавершенность судебной процедуры. Иными словами, процедура завершается не оглашением постановления, приговора, а его исполнением: "...исполнение судебного решения, вынесенного судом, должно... рассматриваться как неотъемлемая часть судебного процесса". Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 10 октября 2003 г. N 5 также указал, что "...по смыслу ст. 6 Конвенции исполнение судебного решения рассматривается как составляющая судебного разбирательства".
Исполнение судебных решений обусловливается множеством факторов, например тем, насколько грамотно организована реализация принудительной функции государства, т.е. система принудительного исполнения. Не меньшей важностью обладает и законодательное урегулирование самой процедуры принудительного исполнения. От того, насколько многогранной будет данная процедура, напрямую зависят своевременность, качество и количество исполненных судебных решений. Предусмотреть единый порядок исполнения судебных решений во всех сферах жизни общества в рамках единого нормативного акта невероятно сложно. В связи с этим возникают ситуации, когда нормы, которые можно применять к большинству правоотношений, оказываются не столь эффективны или вообще неприменимы для отдельных правоотношений. Такая неэффективность в основном является результатом специфики предмета спорных правоотношений, который накладывает определенные ограничения на исполнение судебных решений. Примером такого предмета может послужить электроэнергия.
Одним из ключевых моментов исполнительного производства является наложение ареста на имущество должника. "Судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в т.ч. и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника", - гласит ст. 80 ФЗ "Об исполнительном производстве". Однако арест электроэнергии произвести невозможно по следующим причинам:
1. В соответствии с п. 3 ст. 80 ФЗ "Об исполнительном производстве" арест применяется для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации; при исполнении судебного акта о конфискации имущества; при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц.
Обеспечение сохранности электрической энергии не требуется, поскольку складировать или иным способом индивидуализировать электрическую энергию нельзя. По тем же причинам сложно представить процесс конфискации электроэнергии, что и делает неосуществимым предъявление виндикационного иска.
2. Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости - ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. Запрет на распоряжение имуществом едва ли возможен в нашей ситуации, поскольку процесс генерации электрической энергии предполагает не генерацию определенного вида энергии для конкретного потребителя, а подачу энергии в различных режимах. Следовательно, здесь неприменимы и положения Закона об ограничении права пользования имуществом.
Необходимо также указать на тот факт, что ранее вопросы реализации арестованной электрической энергии подпадали под совместный Приказ Федеральной энергетической комиссии и Федерального долгового центра при Правительстве РФ от 4 сентября 2000 г. N 52 (ныне утративший силу), в п. 3 которого говорилось, что "в акте ареста указываются объем арестованной электрической энергии и дата ее изъятия (начала реализации)". То есть законодатель полагал, что арест электрической энергии вполне осуществим, что в отношении электрической энергии возможно изъятие, под которым понимается начало ее реализации. В таком случае возникает вопрос: чем реализация электрической энергии отличается от ее изъятия?
Представляется, что данные действия в рамках исполнительного производства разделяются и имеют различную направленность. Реализация имеет своей целью передачу имущества за определенную плату третьим лицам либо передачу имущества непосредственно самому взыскателю. Изъятие же направлено на лишение должника фактического обладания объектом реализации и обеспечение сохранности последнего.
В связи с вышесказанным представляется правильным полагать, что изъятие электроэнергии у должника невозможно. Возможна только реализация электрической энергии.
К сожалению, данный Приказ не раскрывает, как именно законодатель предполагал арест электрической энергии.
3. Более интересными представляются положения Закона об изъятии имущества должника для дальнейшей реализации либо передачи взыскателю. Реализация электрической энергии может проходить по модели реализации имущества. Законом предусмотрено, что в случае присуждения взыскателю имущества, указанного в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель изымает его у должника и передает взыскателю по акту приема-передачи. В отношении электроэнергии составление акта приема-передачи представляется затруднительным. Даже предусмотренная Законом конструкция передачи бездокументарных ценных бумаг ("в случае присуждения взыскателю бездокументарных ценных бумаг... судебный пристав-исполнитель выносит постановление о списании соответствующих ценных бумаг лицом, осуществляющим учет прав на них, со счета должника и зачислении на счет взыскателя") в подобном случае является неприменимой по понятным обстоятельствам.
Передача электроэнергии взыскателю в такой ситуации может выражаться в осуществлении энергоснабжения взыскателя как единственно возможного способа.
Полагаем, что по спорам, связанным с электрической энергией, не могут быть приняты решения о присуждении имущества.
4. Еще одним аспектом, на который хотелось бы обратить внимание, является предусмотренная законодателем возможность передачи движимого имущества должника, на которое наложен арест, на хранение. В связи с указанными физическими свойствами электрической энергии передача ее на хранение представляется невозможной. Безусловно, электроэнергию можно законсервировать в определенных аккумулирующих элементах, однако современный уровень развития техники не позволяет создавать такие элементы достаточной мощности и емкости, чтобы обеспечить электроэнергией на сколько-нибудь продолжительное время хотя бы одно помещение или прибор.

Очевидно, что названные сложности исполнения судебных решений по энергетическим спорам являются результатом рассмотрения электроэнергии с позиции "электрическая энергия - вещь", рассмотрения электроэнергии как материального блага. Если же избрать иной подход, например подход к электрической энергии как к услуге, то проблема исполнения становится несколько иной.
В соответствии со ст. 1 и ст. 105 ФЗ "Об исполнительном производстве" исполнение судебных решений об обязывании лица предоставить услуги может происходить в соответствии с данными нормами, а не в соответствии с нормами об обращении взыскания на имущество. Это означает, что в подобном случае применяется иной порядок обращения взыскания.
Другими словами, в контексте понимания договора энергоснабжения как договора оказания услуги можно заключить, что действующее законодательство не закрепляет мер принудительного исполнения судебных решений по таким спорам.
Как обязать энергоснабжающую организацию или сетевую компанию передавать электрическую энергию? Как показано выше, изъять имущество и передать его взыскателю судебный пристав-исполнитель не может. Следовательно, передать электроэнергию взыскателю (в силу технологических причин) возможно только посредством ее передачи самим должником. Очевидно, что судебный пристав-исполнитель принудительно не может осуществить передачу электроэнергии, поскольку он не может принудительно осуществить процесс генерации и передачи электроэнергии.
В качестве меры принудительного исполнения, позволяющей принудить должника передавать взыскателю электрическую энергию, можно ввести штраф в размере стоимости электроэнергии, которую должник обязан передать взыскателю. В случае неоднократного отказа должника от исполнения передачи энергии необходимо предусмотреть возможность для судебного пристава-исполнителя обратиться в Наблюдательный совет (Совет рынка) с заявлением об исключении должника из субъектов оптового рынка (после исполнения им обязательств по уже заключенным договорам). Полагаем, что штраф и такая мера, как лишение статуса субъекта рынка, будут являться достаточным мотивом для исполнения должником своих обязательств. Помимо этого, можно предусмотреть право взыскателя обращаться в суд для компенсации убытков, возникающих в результате отказа должника от исполнения.
Таким образом, в сфере исполнения решений по спорам в отрасли существуют определенные сложности, обусловленные характером предмета исполнения - электрической энергии. Суд при вынесении решений должен учитывать невозможность применения вышеуказанных мер принудительного исполнения к электрической энергии и соответственно формулировать резолютивную часть.
Существующие особенности рассмотрения энергетических споров показывают, что некоторые из них являются результатом несовершенства законодательства и неразработанности теоретических основ соответствующих процессуальных конструкций, например конструкции превентивного иска в действующем законодательстве.
Представляется необходимым разработать юридические конструкции либо усовершенствовать существующие, что позволит использовать действующие процессуальные институты в отношении электрической энергии как объекта гражданских прав.
В целом хотелось бы отметить, что обозначенные особенности рассмотрения энергетических споров позволяют говорить о специфическом характере процессуальных отношений в электроэнергетике. Данная специфика находит отражение и в теоретических вопросах гражданского и арбитражного процесса, и в практике применения действующих правовых институтов к сфере обращения электрической энергии.

 

Полезные ресурсы

© 2019 ГКУ «ГосЮрБюро Пензенской области»